Сравнительно-правовой анализ регулирования труда инвалидов в государствах — участниках СНГ

В юридической науке проблема труда инвалидов относится к числу недостаточно разработанных. До настоящего времени серьезная попытка изучить указанную проблематику не была предпринята. Данный вопрос, не являясь самостоятельным предметом рассмотрения и анализа, был сопутствующим при исследовании учеными особенностей регулирования труда социально уязвимых категорий работников, к числу которых также относятся женщины и лица, имеющие семейные обязанности, несовершеннолетние. В науке трудового права сравнительно-правовому анализу международных стандартов и законодательства о труде ближнего и дальнего зарубежья посвящены работы И.Я.Киселева, А.М.Лушникова, А.А.Войтика, Т.А.Постоваловой, О.В.Чесалиной. Вместе с тем труд инвалидов по законодательству зарубежных стран, как правило, оставался вне поля зрения правоведов. С учетом изложенного представляется необходимым обратиться к вопросу регулирования труда лиц с пониженной трудоспособностью на примере законодательства государств — участников Содружества Независимых Государств (СНГ). Основной целью данной статьи является сравнение правового регулирования труда инвалидов в государствах — участниках СНГ с точки зрения возможности интеграции положительного опыта, выявление противоречий и пробелов законодательства, а также разработка рекомендаций по его совершенствованию.

Акты Организации Объединенных Наций специально не затрагивают вопросы регулирования труда лиц с пониженной трудоспособностью.

Наибольшее число норм, регламентирующих труд лиц с ограниченной трудоспособностью, содержат акты Международной организации труда (МОТ). Конвенция Международной организации труда N 159 «О профессиональной реабилитации и занятости инвалидов» (заключена в г. Женеве 20.06.1983), ратифицированная рядом государств (Республикой Беларусь не ратифицирована), обязывает разрабатывать, осуществлять и периодически пересматривать национальную политику в области занятости и профессиональной реабилитации инвалидов, включающую обеспечение инвалиду возможности получать, сохранять подходящую работу и продвигаться по службе. Должны быть приняты меры на национальном уровне по развитию служб профессиональной реабилитации и занятости инвалидов, по подготовке персонала для таких служб [1].

В соответствии с Рекомендацией Международной организации труда N 99 «О переквалификации инвалидов» (заключена в г. Женеве 22.06.1955) является необходимым создание специальных мастерских для инвалидов, которые должны предоставлять им не только полезную и оплачиваемую работу, но и возможность повышения квалификации. Для инвалидов, которые не могут выйти из дома, должны разрабатываться и применяться особые меры, чтобы обеспечить им полезную и оплачиваемую работу на дому под эффективным медицинским и профессиональным наблюдением [1].

Расширение применения труда инвалидов должно обеспечиваться путем: найма минимального процента инвалидов; резервирования для них определенных занятий; принятия мер, дающих лицам, имеющим серьезную инвалидность, возможность поступления на работу или отдающих им предпочтение в некоторых профессиях, считающихся подходящими для них; поощрения создания и облегчения деятельности кооперативов инвалидов или любых других подобных организаций, управляемых самими инвалидами или от их имени.

Анализ национального законодательства государств — участников СНГ, регламентирующего труд инвалидов, свидетельствует о том, что оно развивается по двум направлениям:

  1. законодатели объединяют в самостоятельные главы трудовых кодексов нормы, посвященные труду инвалидов (Туркменистан, Кыргызская Республика и Республика Беларусь) [2; 3; 4, глава 21];
  2. в рамках кодифицированного нормативного правового акта нет отдельной главы, регулирующей особенности труда инвалидов, а нормы, посвященные их труду, рассредоточены по всему трудовому кодексу (Республика Казахстан, Российская Федерация, Украина, Республика Молдова, Азербайджанская Республика и Республика Армения) [5; 6; 7; 8; 9; 10]. На наш взгляд, более предпочтительным является первое направление, поскольку объединение норм, регламентирующих труд отдельной категории работников, в самостоятельную главу, во-первых, позволяет разгрузить трудовой кодекс в целом, во-вторых, систематизирует законодательство, регулирующее особенности труда отдельных категорий работников.

Страны — участницы СНГ, являясь социальными государствами, взяли на себя обязательство по выполнению одной из важнейших задач — создание условий для интеграции инвалидов во все сферы общественной жизни, в частности в трудовую деятельность, не противопоказанную им по состоянию здоровья. Известно, что лица с пониженной трудоспособностью испытывают большие трудности при трудоустройстве по сравнению с другими категориями работников. Обладая дополнительными льготами и гарантиями, которые наниматели должны предоставлять в соответствии с трудовым законодательством, инвалиды становятся для них наименее желательными претендентами на работу. Поэтому без государственного вмешательства в процесс трудоустройства инвалидов в настоящее время не обойтись. Законодатели стран — участниц СНГ закрепляют различные гарантии для обеспечения трудовой занятости инвалидов, такие как установление квоты для приема на работу; создание для инвалидов минимального количества специальных рабочих мест; резервирование рабочих мест по профессиям, наиболее подходящим для трудоустройства инвалидов; создание условий труда в соответствии с индивидуальными программами реабилитации; организация обучения инвалидов новым профессиям и т.п.

Одной из гарантий трудоустройства инвалидов является запрет на установление при приеме на работу предварительного испытания. Цель предварительного испытания — проверка соответствия работника поручаемой ему работе. Иными словами, установление испытательного срока — это определенная мера защиты интересов нанимателя, поскольку признание работника не выдержавшим испытание влечет расторжение трудового договора. Полагаем, что в случае приема на работу инвалида приоритет должен быть отдан его правам и интересам. Данная гарантия закреплена в трудовом законодательстве Туркменистана, Кыргызской Республики, Республики Беларусь, Украины и Республики Молдова [2; 3; 4, часть первая статьи 287; 7; 8].

Национальное законодательство государств — участников СНГ, регламентирующее продолжительность рабочего времени инвалидов, характеризуется следующими особенностями:

  • устанавливает сокращенную продолжительность рабочего времени. Минимальная продолжительность рабочего времени для инвалидов I и II группы среди стран — участниц СНГ установлена в Республике Молдова и составляет 30 часов в неделю [8]. Аналогичной позиции придерживается законодатель в Республике Таджикистан: «Работающим инвалидам устанавливается шестичасовой рабочий день без уменьшения оплаты труда» [11]. Далее идут Российская Федерация и Республика Беларусь, где инвалиды работают не более 35 часов в неделю [6; 4, часть четвертая статьи 287]. В Республике Казахстан, Республике Узбекистан, Кыргызской Республике, Азербайджанской Республике рабочая неделя инвалидов сокращена до 36 часов [5; 12; 3; 9]. Минимальный стандарт в данном вопросе установлен трудовым законодательством Туркменистана. В частности, часть вторая статьи 60 Трудового кодекса Туркменистана гласит: «На основании рекомендации медико-социальной экспертной комиссии инвалиду I и II группы может устанавливаться сокращенная продолжительность рабочего времени, но не менее 36 часов в неделю без уменьшения оплаты труда» [2]. Из данной формулировки следует, что установление сокращенной продолжительности рабочего времени для инвалидов является правом, а не обязанностью нанимателя, как в других государствах; реализовать это право наниматель может на основании рекомендации медико-социальной экспертной комиссии; инвалид трудится не менее 36 часов в неделю, т.е. рабочая неделя инвалидов в Туркменистане может быть от 36 часов до 40 часов (нормальная продолжительность рабочего времени в неделю). Заслуживает внимания положительный опыт Республики Казахстан и Кыргызской Республики, где нормы трудовых кодексов содержат ограничение применения суммированного учета рабочего времени для работников-инвалидов в целях обеспечения соблюдения установленной для них продолжительности рабочего времени. Часть третья статьи 317 Трудового кодекса Кыргызской Республики (далее — ТК Кыргызской Республики) гласит: «Применение суммированного учета рабочего времени инвалидов не допускается» [3]. В свою очередь, пункт восьмой статьи 75 Трудового кодекса Республики Казахстан (далее — ТК Республики Казахстан) запрещает использование данного нестандартного режима рабочего времени в отношении работников — инвалидов I группы. Что же касается инвалидов II и III группы, то к ним суммированный учет рабочего времени может быть применен, если позволяет заключение экспертной профпатологической комиссии [5];
  • предусматривает льготный порядок оплаты труда. Следует отметить, что сокращенная продолжительность рабочего времени для инвалидов I и II группы означает для данной категории работников полную продолжительность рабочего времени. Поэтому, несмотря на сокращение рабочего времени, оплата труда инвалидов производится как за полный рабочий день. Данной позиции придерживается большинство стран — участниц СНГ;
  • устанавливает ограничение использования труда инвалидов на некоторых видах работ. Законодатели многих зарубежных государств исходят из принципа, в соответствии с которым привлечение инвалидов к сверхурочной работе, работе в ночное время, работе в выходные дни допускается только с их согласия и при условии, что такие работы не запрещены им по состоянию здоровья (Российская Федерация; Республика Узбекистан; Украина; Республика Молдова; Республика Беларусь) [6; 12; 7; 8; 4, часть пятая статьи 287]. В то же время представляет определенный интерес норма азербайджанского трудового законодательства. Согласно части второй статьи 98 Трудового кодекса Азербайджанской Республики для привлечения инвалидов к работе в ночное время одного их согласия недостаточно, требуется заключение соответствующего органа исполнительной власти [9]. Указанное положение представляется спорным. По сути, допуск инвалида к работе в ночное время представляет собой оценку его состояния здоровья с учетом физиологических особенностей, обусловленных заболеванием, травмой или дефектом. Полагаем, что данную оценку должны давать органы здравоохранения, а не исполнительной власти.

Законодательство стран — участниц СНГ не содержит запрета на направление инвалидов в служебные командировки. В ряде государств (Кыргызская Республика, Республика Беларусь) для направления инвалидов в служебные командировки необходимо получить их согласие [3; 4, часть шестая статьи 287]. В соответствии с пунктом четвертым статьи 127 ТК Республики Казахстан направление в командировку работников-инвалидов допускается, если такая работа не запрещена им по медицинским показаниям. При этом они вправе отказаться от направления в командировку [5].

Отметим следующие особенности зарубежного законодательства в части регулирования времени отдыха лиц с пониженной трудоспособностью:

  • предоставление более длительного основного трудового отпуска. В Республике Казахстан продолжительность данного отпуска является минимальной по сравнению с другими странами — участницами СНГ и составляет 24 календарных дня. В то же время для недопущения ущемления прав и интересов инвалидов казахский законодатель закрепляет возможность предоставления работникам — инвалидам I и II группы дополнительного оплачиваемого ежегодного отпуска продолжительностью не менее 6 календарных дней. Причем использовать данный отпуск работник может одновременно с ежегодным трудовым отпуском [5]. В Республике Узбекистан, Кыргызской Республике и Республике Беларусь работающие инвалиды отдыхают 30 календарных дней (пункт 2 перечня категорий работников, продолжительность основного отпуска которых составляет более 24 календарных дней, установленного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 24.01.2008 N 100 «О предоставлении основного отпуска продолжительностью более 24 календарных дней») [12; 3], в Азербайджанской Республике — соответственно не менее 42 календарных дней [9]. Самый продолжительный ежегодный основной отпуск у инвалидов в Туркменистане — 45 календарных дней [2]. Заслуживает внимания опыт Республики Таджикистан, которая является единственной страной из всех членов СНГ, где продолжительность основного трудового отпуска инвалидов варьируется в зависимости от группы инвалидности. Так, инвалиды I и II группы имеют право отдыхать 42 календарных дня, а инвалиды III группы — 35 календарных дней [11]. Такое ранжирование вполне оправданно, поскольку инвалидность I и II группы устанавливается лицу, имеющему более серьезные заболевания, дефекты и травмы, в связи с чем он нуждается в щадящем режиме нагрузок и более длительном периоде отдыха, чем инвалид III группы. В большинстве государств — членов СНГ продолжительность основного отпуска определяется пропорционально отработанному времени для работника, имеющего инвалидность, если в течение рабочего года при очередном переосвидетельствовании группа инвалидности не устанавливается, за время его нахождения на группе инвалидности в данном рабочем году — из расчета определенного законодательством количества календарных дней (например, тридцати (Республика Узбекистан, Республика Беларусь) или сорока пяти (Туркменистан) календарных дней), за остальное время рабочего года — из расчета продолжительности основного отпуска, установленного согласно выполняемой работе. Другой позиции, более выгодной для работающего инвалида, придерживается кыргызский законодатель. Согласно пункту 2 статьи 118 ТК Кыргызской Республики, «если… инвалидность снята в течение рабочего года, за который предоставляется удлиненный основной отпуск, продолжительность последнего не уменьшается» [3];
  • закрепление льготного порядка использования инвалидами отпуска. Если в данном вопросе касательно несовершеннолетних работников законодатели зарубежных государств придерживаются единого мнения, то в отношении инвалидов их подходы различны. Так, среди всех стран — участниц СНГ только в Туркменистане, Республике Узбекистан и Азербайджанской Республике отпуск инвалидам должен предоставляться в летнее или другое удобное для них время [2; 12; 9]. Примечательно, что в Республике Беларусь в указанный период могут пойти в отпуск не все инвалиды, а лишь работники, являющиеся инвалидами, в отношении которых установлена причинная связь увечья или заболевания, приведших к инвалидности, с катастрофой на Чернобыльской АЭС [4, пункт 5 абзаца второго части четвертой статьи 168]. Норма о предоставлении инвалидам ежегодного отпуска авансом в первом рабочем году, т.е. до истечения общепринятого национальным законодательством срока (шести или одиннадцати месяцев), сохранилась только в трудовом законодательстве Туркменистана, Республики Узбекистан и Азербайджанской Республики [2; 12; 9]. Лишь в Республике Беларусь действует правило, согласно которому в отношении инвалидов запрещена замена ежегодного отпуска денежной компенсацией. Указанное представляется логичным и обоснованным, поскольку в случае дозволения подобной замены ежегодный основной отпуск не будет выполнять своего предназначения — обеспечение более длительной продолжительности периода непрерывного отдыха для восстановления сил, здоровья и работоспособности инвалида [4, часть вторая статьи 161].

Регулируя вопросы прекращения трудовых отношений, законодатели некоторых государств предусмотрели дополнительные гарантии для инвалидов. Так, в трудовых кодексах Кыргызской Республики и Республики Беларусь установлено, что при сокращении численности или штата работников инвалидам при равной производительности труда и квалификации отдается предпочтение в оставлении на работе. Инвалиды, работающие в специализированных организациях, предназначенных для использования труда инвалидов, имеют преимущественное право на оставление на работе независимо от производительности труда и квалификации [3; 4, части восьмая и девятая статьи 287].

Резюмируя изложенное, можно сделать следующие выводы.

Национальное законодательство стран — участниц СНГ в части регулирования труда лиц с пониженной трудоспособностью не содержит существенных отличий. Сходство объясняется тем, что значительная его часть сформировалась и развивалась на основе ранее действовавших кодексов законов о труде соответствующих союзных республик. Анализ норм позволяет говорить о едином подходе, которого придерживаются законодатели государств — участников СНГ, — создание условий для интеграции инвалидов в трудовую деятельность. Причем это обеспечивается достаточно большим объемом льгот и гарантий, предусмотренных для инвалидов. Так, в национальном законодательстве стран — участниц СНГ в соответствии с международными стандартами и практикой самых развитых стран установлены следующие льготные нормы: квоты приема на работу, сокращенная продолжительность рабочего времени, удлиненный основной отпуск, обязанность работодателя создавать для инвалидов условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации. Однако нельзя не отметить, что в ряде государств дальнего зарубежья установлены дополнительные гарантии занятости инвалидов, которые отсутствуют в законодательстве стран — участниц СНГ, например согласование увольнения инвалида с государственным органом. С точки зрения международных стандартов следовало бы уделить большее внимание равенству возможностей и обращения в отношении трудящихся инвалидов с тем, чтобы защитные нормы не приводили бы к их дискриминации.

Выявленный в результате сравнительного анализа позитивный опыт стран — участниц СНГ приобретает особое значение в определении перспектив развития правового регулирования труда инвалидов, сближения национального трудового законодательства зарубежных государств путем совершенствования норм, посвященных труду лиц с пониженной трудоспособностью.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Конвенции и рекомендации, принятые Международной организацией труда: в 2 т. / Междунар. орг. труда. — Женева, 1991. — Т. 2: 1957 — 1990. — 2247 с.

2. Трудовой кодекс Туркменистана [Электронный ресурс]: 18 апр. 2009 г., N 30-IV: текст по сост. на 18 авг. 2015 г. // Законодательство стран СНГ / ООО «СоюзПравоИнформ».

3. Трудовой кодекс Кыргызской Республики [Электронный ресурс]: 4 авг. 2004 г., N 106: текст по сост. на 30 мая 2016 г. // Законодательство стран СНГ / ООО «СоюзПравоИнформ».

4. Трудовой кодекс Республики Беларусь [Электронный ресурс]: 26 июля 1999 г., N 296-З: принят Палатой представителей 8 июня 1999 г.: одобр. Советом Респ. 30 июня 1999 г.: в ред. Закона Респ. Беларусь от 15.07.2015 // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2016.

5. Трудовой кодекс Республики Казахстан [Электронный ресурс]: 23 нояб. 2015 г., N 414-V: текст по сост. на 6 апр. 2016 г. // Законодательство стран СНГ / ООО «СоюзПравоИнформ». — Режим доступа: www.mikosoft.kz/trudovoy-codex-2016.html. — Дата доступа: 22.06.2016.

6. Трудовой кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: 30 дек. 2001 г., N 197-ФЗ: принят Гос. Думой 21 дек. 2001 г.: одобр. Советом Федерации 26 дек. 2001 г.: в ред. Федер. закона от 30.12.2015

7. Кодекс законов о труде Украины [Электронный ресурс]: 10 дек. 1971 г., N 322-VIII: текст по сост. на 28 янв. 2016 г. // Законодательство Украины / Кодексы Украины. — Режим доступа: www.pracja.com.ua/kzot/1211.html. — Дата доступа: 22.06.2016.

8. Трудовой кодекс Республики Молдова [Электронный ресурс]: 28 марта 2003 г., N 154-IV: текст по сост. на 14 апр. 2016 г. // Законодательство стран СНГ / ООО «СоюзПравоИнформ». — Режим доступа: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?Rgn=3836. — Дата доступа: 22.06.2016.

9. Трудовой кодекс Азербайджанской Республики [Электронный ресурс]: 1 февр. 1999 г., N 619-IГ: текст по сост. на 28 апр. 2015 г. // Законодательство стран СНГ / ООО «СоюзПравоИнформ».

10. Трудовой кодекс Республики Армения [Электронный ресурс]: 14 дек. 2004 г., N ЗР-124: текст по сост. на 12 дек. 2014 г. // Законодательство стран СНГ / ООО «СоюзПравоИнформ». — Режим доступа: http://www.parliament.am/legislation.php?sel=show&ID=2131&lang=rus. — Дата доступа: 22.06.2016.

11. Трудовой кодекс Республики Таджикистан [Электронный ресурс]: 15 мая 1997 г.: текст по сост. на 22 июля 2013 г. // Законодательство стран СНГ / ООО «СоюзПравоИнформ».

12. Трудовой кодекс Республики Узбекистан [Электронный ресурс]: 21 дек. 1995 г.: текст по сост. на 20 авг. 2015 г. // Законодательство стран СНГ / ООО «СоюзПравоИнформ».